Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Лабиринты отражений

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: оридж (список заголовков)
14:25 

ОтхэпибездитьХ)

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
С дыром меня, корочеХ)
В честь экспериментальных потуг и сдвинутых набекрень мозгов, клипушечка.
Тапками не кидаться, критиковать нежно и ласковоХ)
Первое и скорее всего последнее в этом варианте творение *барабанная дробь*...


@темы: фш, оридж, мое творчество, видео

16:52 

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Я смотрела в воду с моста,
А на меня из-под прикрытых век.
Из глубины тернового куста
Смотрел прозрачный человек.
Он сказал: Почему ты не падаешь, как лист?
И не течешь, как ручей.
И тратишь свою жизнь
На столько бесполезных вещей?

Ты все принимаешь всерьез
И поэтому я здесь.
Чтобы ты научилась сквозь
Смотреть на то, что есть.
Проникать без боли и слез
В каждый твердый секрет.
Темноту видеть насквозь,
Чтобы включить свет.

Просыпаясь в холодном поту
Я ищу выключатель в темноте.
Безжалостный хищник
С клыками во рту
Забыв о воздухе и еде.
Превращая траву и деревья в песок
Несется за мной в страшном сне.
И когда я была уже на волосок,
Он стал прозрачным и сказал мне:

Ты все принимаешь всерьез
И поэтому я здесь.
Чтобы ты научилась сквозь
Смотреть на то, что есть.
Проникать без боли и слез
В каждый твердый секрет.
Темноту видеть насквозь,
Чтобы включить свет.

Столько раз была кожа в клочья
Превращения - неудачны
Но стала боль не болью,
Ночь - не ночью.
Страх - не страшным,
Все светло, прозрачно. (с) Флер


@темы: фш, песни, оридж, мое творчество

01:03 

История одного эльфа

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Сон, дописанный до истории.
 
запись создана: 24.12.2011 в 23:28

@темы: я, сны, оридж, мое творчество

00:52 

случайные встречи

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
На сонный город тихо опускаются сумерки. Весна здесь еще не вступила в свои права окончательно и наступает смутное время, когда осень намекает о том, что она здесь, рядом, и совсем скоро, не пройдет и нескольких месяцев, вернется.
Холодный ветер, лишь эхом запаха напоминающий о настоящей хозяйке нынешних дней гонит мертвую прошлогоднюю листву по чисто выметенным улицам, заставляя дворников ругаться сквозь зубы, а редких прохожих плотно запахивать плащи и куртки.
Час пик уже миновал, и для прогулок слишком промозгло, поэтому лишь самые, или те, для кого это вопрос жизни и смерти, решаются покинуть свои уютные (или не очень) жилища.
По почти пустынной улице два человека двигаются навстречу друг другу. Пересекающиеся на мгновение взгляды наполнены безразличием. Каждый из них находится в своем собственном мире, со своими проблемами, заботами и мыслями, в них нет места для иного.
Они проходят мимо, тут же позабыв друг о друге, не ожидая ни случайных прикосновений, ни возможных встреч, расходясь в противоположных направлениях.
Сумерки сгущаются, постепенно перерастая в беззвездную городскую ночь, и жизнь на этот короткий промежуток времени будто растворяется в вязкой тишине, нарушаемой лишь шумом проезжающих машин. Она словно отдыхает перед перестройкой на разгульный ночной режим для тех, кому наплевать на время и погодные условия, кто презирает прошлое и не видит будущего, пребывая только здесь, существуя только сейчас.
Многие дневные заведения уже закрыты или закрываются, а их работники исподтишка недовольно косятся на припозднившихся гостей.
Двое в пустом зале – давешние прохожие и невольные попутчики меньше чем на несколько секунд.
Человек за столиком в укромном углу поднимает взгляд от блокнота, в котором что-то старательно записывал и внезапно замечает силуэт у окна.
Смутное чувство – тень узнавания, заставляет подняться с места и подсесть к незнакомцу в неуклюжей попытке завязать беседу.
Разговор тянется медленно, то и дело спотыкаясь и замирая, чтобы продолжиться через несколько секунд неловкого молчания. Ведущие его украдкой наблюдают друг за другом, силясь понять, откуда это эхо искаженной близости.
Звонок сотового телефона рвет тоненькую нить почти-понимания, и один из собеседников поднимается, чтобы уйти, где-то на периферии ощущая неудовлетворенность от неразгаданной загадки. А другой остается, внутренне становясь отражением этого чувства.
Тот, кто остался, внезапно замечает брелок от телефона, сиротливо приютившийся на краю стула. Очевидно, он оторвался, когда владелец вытаскивал его из кармана. Мелочь, но это еще один шанс решить задачу, и тот, кто всего минуту назад чинно восседал за столиком у окна, забыв обо всем бежит за ушедшим.
Для того чтобы увидеть, как знакомый незнакомец неторопливо переходит через дорогу и резво выворачивающий из-за поворота автомобиль. На подкорке предчувствуя, предвидя столкновение и зная – не успеет, он ускоряет бег.
Визг тормозов раздирает тишину улиц. Ему вторит женский крик, наполненный страхом и всего лишь чуточку злорадным удовлетворением – не я, не со мной.
Перепуганный водитель выскакивает из машины, чтобы увидеть двух людей, без движения лежащих на асфальте. Пятна крови дополняют картину до полного трагизма. Лицо виновника аварии приобретает цвет сырой штукатурки, когда до него доходит, что он натворил, и чем это может обернуться. Он затравленно оглядывается, замечая с трусливой обреченностью зевак-свидетелей, уже спешащих к неожиданному зрелищу, так что ему ничего не остается, как приблизиться к тем, кого он сбил, и с облегчением убедиться – живы.
Кто-то уже успел вызвать скорую и она, подвывая сиреной несется к месту происшествия, чтобы забрать раненых.
Еще через несколько минут прибывают инспекторы ДПС, чтобы выяснить подробности случившегося. Службы сегодня на редкость расторопны.
Уже через час на улице не остается никого из тех, кто видел аварию. О том, что произошло, свидетельствуют лишь черные полосы, отмечающие тормозной путь, да уродливые кляксы крови, испятнавшие вытертый досветла асфальт.
Наутро никто уже не вспомнит о случившемся кроме двух людей, практически одновременно пришедших в себя в одной из палат городской больнице.

@темы: мое творчество, оридж

17:47 

Прошлое

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Тишина. Единственный звук, которому позволено нарушить ее - шорох листов бумаги, методично перебираемых в пальцах. Письма, стихи, рассказы, какие-то жизненные заметки.. Мысли и эмоции, вписанные в незамысловатые, немного путаные строки. Радость, боль, злость, жалость.. Попытки понять человечество в целом и наивно-детская вера в миф о том, что все люди - хорошие.. Оправдание низких, эгоистичных поступков, когда самомнение шагает под руку с инфантильной глупостью, а эгоизм, лень и слабоволие занимают призовые места на олимпиаде людских пороков.. Слепец. Насколько же слеп ты был? Или может быть.. Труслив? Так старательно оберегая свой внутренний мир ты предпочитал не обращать внимания на реальность. Ты боялся, что она разрушит красочную иллюзию чистоты. Ты заперся в ней, медленно обращаясь в иллюзию сам, покуда не остался последний выбор - замереть, повторяя пройденные этапы снова и снова, будто сломанный и работающий по инерции механизм или двигаться вперед, падая, когда не осталось сил, упрямо ползти на четвереньках, не давая тебе воли сдаться и сдохнуть у обочины и подниматься, находя новые силы и смысл, шагая с гордо поднятой головой. Ты выбрал более сложный путь, как всегда.. И пусть горит бумага. Пусть огонь пожирает тексты, гонит прочь проклятые призраки прошлого.. Скоро последний листок растворится в угасающем пламени, обращаясь горсткой легкого серого пепла. Участь его - быть развеяным по ветру и исчезнуть без следа в глубокой синеве ночного неба. Вместе с воспоминаниями. А пока.. Пусть горит. Пусть горит..
 
запись создана: 18.08.2010 в 17:53

@темы: зарисовка, мое творчество, оридж

18:10 

Большая просьба.

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Ребята, очень прошу, если у кого-нибудь есть все куски рассказа о Димке, киньте на умыл, а? Я продолжил его, но один кусок потерялся..
запись создана: 26.07.2010 в 23:08

@темы: рассказ, оридж, мое творчество

08:16 

Когда ты смотришь в небо.

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Что ты видишь? О чем ты думаешь? Что ты чувствуешь сейчас?
Эти вопросы возникают сами собой, когда в очередной раз я застаю тебя сидящим на подоконнике у распахнутой настежь рамы. Но возможный ответ пугает меня, поэтому я никогда не спрашиваю. Вместо этого я подхожу и молча обнимаю тебя за плечи, вглядываясь в бездонную пустоту неба. Такая же пустота в твоих глазах. Она всегда прячется где-то в глубине зрачков, но только здесь решается показать себя во всей красе. Знаешь, какое одиночество наиболее жестоко? Чувствовать - вот он ты, теплый, живой. Но одновременно... Тебя нет. И я держу в своих руках пустоту. Ты едва замечаешь, что я здесь - мимолетный осмысленный взгляд и вновь только серое небо. Всегда серое - оно утратило краски в один из дней. Когда это произошло? Я не помню точно. Это было так внезапно, что я не успел, не удержал тебя. Я вглядываюсь в это небо, утопая, растворяясь в его глубине, и мне страшно. Страшно, что ты никогда не вернешься, предпочтя пустоту реальному миру. Я сжимаю объятия крепче и чувствую, как ты вздрагиваешь и пытаешься отстраниться, а когда не получается с тихим рваным вздохом прижимаешься к моей груди, слушая стук сердца. Медленный, внешне уверенный, а на самом деле тяжелый, будто каждый удар дается ему с трудом. Ты вдруг цепляешься тонкими и такими хрупкими пальцами за мою рубашку и твои плечи мелко дрожат. Я зарываюсь лицом в твои волосы, вдыхая их запах, знаешь, они пахнут осенью, ее прощальным теплым порывом, перебираю золотистые пряди. Не плачь, не плачь.. От твоих слез, горьких, беззвучно скатывающихся по щекам, что-то внутри разрывается на части, и я безмолвно умоляю, не плачь, не надо. Но вновь не говорю ни слова, лишь ближе, словно стараясь укрыть тебя от внешнего мира. Поглаживаю по спине, как успокаивают маленьких детей. Тише, тише, мой хороший.. Ты ведь знаешь, я не оставлю тебя, и никому не отдам. Даже небу.

@темы: оридж, мое творчество, тексты

14:19 

Время..

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Оно неумолимо. Движется песчаным барханом, погребая под собой события, вычищая из памти даты, растушевывая ощущения и чувства, лишь изредка порывом ветра обнажая выбеленные изуродованные скелеты. Время неумолимо. Обломаные стрелки на разбитом циферблате безучастно отсчитывают его ход. Время не лечит.

@темы: жизнь, как она есть, оридж, мое творчество, Наброски

00:39 

Ночь Искупления

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Удар. Треск раскалывающегося дерева. Взметнувшийся язык пламени. Пульсация, биение живого сердца. Взмах тонких пальцев и змеиный изгиб тела. Сегодня ночь огня. Время, когда сорваны маски. Время, когда стены разрушены. Обиды, злость и ненависть сгорают в пламени. Здесь нет имен и лиц, только языки пламени и тела танцующих, в мятущихся тенях возле ревущего огня. Обжигающий, почти смертельный жар за право на несколько часов стать самим собой. Пришли все. Мужчины, женщины, старики, дети. Не все переживут эту ночь, но каждый будет танцевать сегодня. Эта ночь священна. Это - ночь Искупления.

@темы: мое творчество, наброски, оридж

11:48 

Рассвет

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Серые рассветные сумерки. Еще совсем рано, солнце едва показалось над горизонтом. Вдыхаешь сырой воздух, привычно ежась от ночной прохлады, ибо тело еще не согрелось после сна. Смотришь на темные окна спящего дома, с оттенком светлой зависти к тем, кто может еще немного понежиться в теплой постели. Со вздохом отворачиваешься и, закинув на плечо седло и узду, идешь к конюшне. Вороной жеребец косит на тебя лиловым глазом с укоризной, ему тоже не хочется никуда так рано. Но он привык, как и ты, и со спокойной покорностью позволяет надеть на себя сбрую. Трепешь его по шее и выводишь за ворота. Усталость прошедших дней давит на плечи, прижимая к седлу. Под глазами залегли тени, ты вымотан. Но на отдых сверх того, что позволяет сохранить ясный рассудок ты не имеешь права. Время работает против вас. Ты обещаешь себе, что как только выдастся передышка, отдохнешь. А сейчас нужно сосредоточиться на делах. И ты расправляешь плечи, отправляешь лошадь в галоп.

@темы: мое творчество, наброски, оридж

11:19 

Потеряный

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Когда-то из-за него проливалась кровь. Когда-то он сам ее проливал. Но он устал. От тяжкого бремени, возложенного на него. От боли, которую приносил каждый прожитый день. И он попросил об отдыхе. И отдых был ему дарован. Он пришел в этот мир. Мир, приходящий к своему завершению. Где половина живущих уже давно мертвы. Ему дали время. Но за все есть своя плата, и его стала память. Ему позволили отдохнуть, но покоя он не нашел. С памятью он потерял часть себя.

@темы: мое творчество, оридж

11:39 

Прода

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Еще кусок.

Больница, это не то место, где хочется находиться, в особенности в качестве пациента. Я когда-то сказал, что мне здесь нравится? О, я жестоко заблуждался. Тесты, лекарства, упражнения и снова куча вопросов, ответов на которые у меня нет. От слова совсем. На мои же вопросы хоть бы кто-нибудь что-нибудь сказал толком, так нет же, все носятся, словно пришибленные. Я думал, что они должны исполнять мои прихоти? Ну конечно, так они и разбежались. Выходить из палаты мне нельзя – я еще слаб, телевизор у них видите ли под общим запретом. А что мне прикажете делать? Весь день пялиться в окно, из которого, кстати, ничего, кроме веток деревьев и не видно, или нарезать марафон вокруг койки? И вообще, почему, если обо мне тут так заботятся, никто не пришел навестить? По любому родственникам должны бы сообщить.
Я тут всего ничего, а это место мне уже кажется тюрьмой. Если они не дадут мне хоть как-то развеяться, совсем скоро случится побег с непредсказуемыми последствиями. Врачи, кажется, это поняли, потому что тут неожиданно обнаружилась литература. Хоть что-то.
Ощущение тяжести книги не вызвало ни положительного, ни отрицательного отклика, из чего можно сделать вывод, что к книгам я в прошлом был равнодушен. И совершенно зря. Если у тебя хорошее воображение, а у меня оно более чем хорошее, то мир книги, это удивительный мир, способный расцветить яркими тонами обыденную реальность, дать почувствовать дыхание жизни даже вынужденному затворнику. Книги, очевидно, набирали по принципу – что под руку попало, но даже толстенный том школьного курса по всем предметам лучше, чем ничего.

Книги кончились. Жаль. Потому что отвлекать себя от все более отчаянных попыток ответить на заданных собственных мозгом вопросом больше нечем. Хм, а может не отвлекать? Может тех обрывков полученной информации уже хватит хоть на что-нибудь?
Итак, что мы имеем. А имеем мы немного, парня, запертого в больничной палате, неизвестно где, неизвестно когда и неизвестно кем. Парня без имени, ибо сволочи врачи молчат в тряпочку, хотя голову на отсечение даю, знают, скорее всего не все, но глав и его зам точно. Я уже достаточно восстановился, чтобы меня можно было выпустить хотя бы на территорию больницы, но они этого не хотят, или, что вероятнее, им запретили. Даже охранника приставили, гады. Значит, либо кому-то не выгодно мое выздоровление, либо, что не исключает первую версию, кто-то прячет меня здесь. Значит, я или преступник, или эдакое сокровище, которое до бала прячут в шкатулке, обитой бархатом. И при этом воспоминания сокровищу только подпортят блеск. А что, хорошее определение, мне нравится. Во всяком случае, это лучше, чем преступник, хотя и не легче, а еще.. Поток моих мыслей прервал сухой, четкий стук в дверь. Так стучат только те, кто уверен в праве на вход и лишь из вежливости сообщает о своем прибытии. Врачи так не стучат. Хм, интересно.
- Войдите, – спокойно, и как бы между прочим, показывая, что собственные мысли куда важнее каких-то там визитеров, с трудом удерживая на лице маску вежливо-равнодушного интереса от проступания на нем мрачного шока. Кажется, вариант про преступника был более верен.
Менту, самому настоящему, в форме и с корочкой, в первую секунду такого самоуверенного здесь явно неуютно, хотя и пытается держаться невозмутимо, невольно отметил, провожая взглядом поджарую фигуру, приближающуюся к койке и усаживающуюся в кресло напротив.
- С чем пожаловали, уважаемый? – пришлось продолжить, так как судя по всему мне предписали сделать первый шаг. Ну, я его сделал. Твой ход, начальник.
- Обычно вначале здороваются, – недовольная гримаска в углу рта. Чего, я его еще и приветствовать должен?! Размечтался.
- Обычно вначале здороваются те, кто пришел, – милая, наивная улыбка , щебечущий голосок. Кто бы это ни был, это не тот, кто мне нужен, а значит, будем включать идиота и тянуть информацию. Контраст между фразой и наивным личиком явно не на пользу умственным способностям служителя закона. И кстати, дамы и господа, вот вам еще кусочек головоломки – в деле мило соврать, нахамив, да так, чтоб еще и не запачкаться я был профи. Не самый приятный, хотя и полезный факт из прошлого.
- Кхм, в таком случае, здравствуйте, - не знаешь как себя вести себя со мной? Тебе что, никогда не встречались на допросах подобные личности? Да быть такого не может. Не верю. Тебе сказали, что я болен, да? Скорее всего, очень болен, и мои слова ненадежны. А еще сказали не волновать, так что ты будешь осторожен.. Ну чтож, тогда веди себя так, как мне надо.
- Здравствуйте, – тоном примерного десятилетнего мальчика. – А вы пришли ко мне, да? А почему ничего не принесли? Здесь невкусно кормят – жалобный взгляд. Добавим тоски. – А как вас зовут? А меня? – единственный вопрос, ответ на который мне от него нужен.
Несчастный служитель закона. То, о чем предупреждали оказалось хуже. С психами он явно не общался.. Хм, стойте ка. Я его так легко причислил к виду хранителей правопорядка только за внешность. Слишком неподготовленный, дергается то тоже небось не только от того, что со мной надо общаться. Впрочем, не важно. Имя, только имя, скажи. Мольба во взгляде в его восприятии сыграла решающую роль. Подсознание поверило в «ребенка».
- Да, я пришел к тебе, проведать. Вижу ты в порядке, и мне уже нужно идти, прости. Я тебе в следующий раз принесу чего-нибудь, – попытка улыбнуться, затравленность и одновременно вполне естественный инстинкт – помочь дитятку. Эк его раздирает.
- А как нас зовут? – протягивая руку, касаясь кончикам пальцев тыльной стороны чужой ладони. Надо же, ледышка прямо-таки. Последняя попытка надавить.
- Я должен идти – напряжение в голосе, прорывающаяся паника.
- Ну ладно – состроил грустно-обиженный вид, скрывая разочарование, складывая руки на коленях и не удержавшись от подколки– до свидания, дядя, и без шоколадки не возвращайтесь.
- До свидания – мент, или что он там из себя представляет позорно сбежал.
Нифига не понимаю, я что, монстр, или прокаженный? Что с ними со всеми? Ладно врачи, но и этот туда же, да еще и в гипертрофированной форме. Или это все бред воспаленного мозга, или здесь творится какая-то чертовщина. В любом случае, мне тут делать нечего. Пора бежать. Знать бы еще, куда..

@темы: мое творчество, оридж, рассказ

02:08 

Прода

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Прошу простить меня за столь длительный перерыв, думаю больше подобного не повторится.
Перечитал все, что на данный момент имеется, кое-какие мелочи исправил.
Нужна бета, факт.
Появилось название - За гранью.
Выкладываю все сразу, потом буду продолжать как обычно.

собственно, сам текст

@темы: мое творчество, оридж, рассказ

10:40 

Мелодия

Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.
Тонкие, чуткие пальцы перебирают струны гитары. Тягучая, немного печальная мелодия разливается вокруг, заставляя зрителей слушать, затаив дыхание, глядя широко раскрытыми глазами на музыканта. Чувствуя, как душа откликается на эти звучные переливы, раскрываясь навстречу давно забытому чувству. Навстречу жизни. За повседневными заботами, в сетке экранов и потока информации они потеряли его, только сейчас осознавая это, когда душа трепещет на волнах звуков, болезненно пробуждаясь ото сна. И по щеками катятся слезы, которых люди даже не замечают. А музыканту нет дела до этого. Он играет для себя. Он живет своей музыкой.
Что-то меняется, и люди лишь спустя мгновение понимают, что именно. В течение звуков вплетается голос. Чистый, мягкий, он прокатывается легким ветром, расправляющим переломанные, кровоточащие крылья души, даря ей возможность взлететь вновь. Дополняет мелодию в совершенство. Никто из присутствующих не понимает слов песни, но это не важно. Каждый понимает ее значение.
Но ничто не может продолжаться вечно. Последнее слово звучит прощанием, последние аккорды затихают, погружая маленький кусочек улицы в звенящую тишину. Музыкант бережно опускает инструмент в футляр, поднимает голову, с удивлением вглядываясь в мокрые лица людей, только сейчас заметив зрителей. Я потом просто улыбается теплой, удивительно открытой улыбкой и уходит, чтобы раствориться в толпе. А взгляды замерших людей еще долго провожают стройную фигуру. Эти минуты они не забудут никогда.

@темы: мое творчество, оридж

главная