Лабиринты отражений

01:03 

История одного эльфа

Bersayap
Не обязательно быть ангелом, чтобы иметь крылья.


Мы - команда искателей приключений. Мы - я, орк Амадей, гном Кроули и человек Эрик. Как мы стали неразлучными друзьями, не помнит уже никто, но сейчас каждый из нас готов перегрызть глотку за другого всему остальному миру.
Как я стал испытывать более глубокие чувства к человеку, я не помню тоже.
Я пытался бороться с этим, но не вышло. Пришлось принять. С этим можно было жить, как с неизлечимой болезнью, и я жил. Было достаточно того, что мы вместе рискуем нашими шкурами, выполняя миссии, которые до нас свели в могилу не один десяток таких же сорвиголов.

Я видел, как он влюбился в человеческую девушку, как и должно. Без любви не может выжить ни одно разумное существо, путь порой оно и принимает извращенную форму. Вот только, когда мы возвращались с очередной экспедиции и она бежала к нему навстречу, чтобы упасть в его объятья, меня раздирало на части, так что хотелось выть и крушить все вокруг.
Амадей и Кроули, чувствуя, что меня что-то гложет и видя, что это связано с Эриком, старались как-то отвлечь, но им и в страшном сне привидеться не могла истинная причина. Никто из нас не приветствовал связи такого рода.

Я знал, что в конце концов он женится на ней, но когда он, счастливый донельзя, просил ее руки у отца, внутри что-то сдвинулось. Нет, я не стал угрюмым злобным отшельником, я улыбался и шутил, подкалывал Кроули и ругался с Амадеем. Просто солнечный свет перестал играть тысячами бликов, а в ветре больше не было запаха трав. Деревья утратили свои звучные голоса, или я перестал их слышать.. Мне стало все равно.
Гном с орком, наконец, отстали, видя, что я успокоился.

Задания мы теперь исполняли втроем. Без четвертого нам недоставало боевой мощи, но никто и слышать не хотел, чтобы взять в команду кого-то кроме Эрика.

Ради свадьбы друга мы отказались от всех миссий, хотя, если честно, я предпочел бы отправиться в Бездну, нежели присутствовать на церемонии.

Никакой церемонии не было - невесту украли.
И украл не кто иной как Граф Огир, в прошлом доставивший местному населению, а так же нашей славной компании множество неприятностей, впрочем как и мы ему. Неизвестно, что в данном случае было главнее - месть Эрику или графу, дочерью которого являлась невеста, но факт оставался непреложным.

Какая-то мерзкая часть меня была рада, что случилось именно так, но видеть страдания Эрика, который винил в случившемся исключительно себя, я не мог.

Нам едва удалось уговорить его не мчаться с мечом наголо на осаду замка сию минуту. Безутешный отец с радостью выделил нам небольшой отряд для спасения любимой дочери, и мы тотчас отправились в путь.

Проникновение на земли графа Огира, охраняемые маленькой армией, магическими печатями и разнообразными тварями, которые он привез со всего света, приравнивалось к самоубийству. Но в данном случае, это не имело ровным счетом никакого значения.

В одной из деревень нам удалось захватить сборщика налогов, и по совместительству управляющего замком и "уговорить" его нам помочь. Благодаря огромному везению, а так же ценной информации управляющего, мы незамеченными подобрались к замку почти вплотную - до деревеньки, за которой начиналась полоса нежилой земли на подходе к крепости.
Спасибо моему красноречию и паре тумаков от жены для кузнеца, оказавшегося самым ярым противником бунта, мы уговорили местных жителей устроить засаду для отряда дружины, когда он поедет на прогулку. А мы тем временем должны будем разделаться с личной охраной и самим графом.

К сожалению, нашей затее не суждено было исполниться. Вместо самого графа появился Проверяющий. Личность крайне неприятная и опасная. Пожалуй, самая опасная фигура на этих землях.
Не знаю, каким чувством, шестым или десятым он нас почувствовал, но, когда он уезжал, он в упор смотрел на место, где мы прятались. Если бы его обзор не закрывала балка моста, мы встретились бы взглядами.
Это было плохо, хуже некуда. У нас оставался единственный вариант, нестись во весь опор к замку и атаковать, пока они не опомнились, но на нас напали. Тварь, напоминающая желто-оранжевый шланг с большим и малым шарами на вершине. Я думал, что все хуже некуда? Я ошибался.

Что есть мочи заорав, чтобы никто не подходил, я вскочил на мостки, под которыми мы прятались. Единственное, что ее берет из оружия - коса. Уж не знаю почему, но только она прорубает тело твари как какой-нибудь кабачок.
Шумная, мельтешащая мелочь - крайне раздражающее для них явление, поэтому ни на кого кроме меня она внимания не обратила, слава богу.
Бой был коротким. Раскрошенная на мелкие куски тварь больше не представляла угрозы. Победить ее достаточно легко, если знаешь как, только есть одно большое но, из-за которого она считается одним из самых опасных существ Шаннары. Тот, кто ее убивает, если тварь его заденет хоть немного, умирает сам, превращаясь в ей подобное существо.

Мне не повезло.

Я чувствовал, как яд расходится по венам, ослабляя меня. Я - эльф, поэтому отрава не действует настолько быстро, как на другие расы, но в любом случае у меня есть всего несколько часов.
Эрик позвал врача, давеча присоединившегося к нашему отряду, но он только развел руками, что неудивительно.
Из нас всех только я знаю, как действует яд, поэтому друзей легко убедить в том, что я просто проваляюсь до завтра-послезавтра с температурой и меня не нужно оставлять в деревне.
Я могу удержать меч и лук, а им пригодится любая помощь.

Они неохотно, но согласились со мной. Только Амадей, лучше всего знающий меня, подозрительно поглядывал в мою сторону, но у нас нет времени для препирательств.

Раньше я не знал, что мой меч настолько тяжелый.

Граф явно не ожидал подобной наглости с нашей стороны, поэтому нам удалось ворваться в замок. Бежать тяжко, сражаться наравне с остальными еще тяжелей, но мне это удавалось, покуда в одном из коридоров кашель не свернул меня в три погибели и не пришпилил к полу на несколько долгих минут.
Амадей, увидевший эту картину, кажется, сам хотел меня пришибить, но лишь помог подняться и буквально потащил вперед.

- Ты, карыыг тебя побери, ублюдок ушастый!. Какого гхыра ты поперся сюда в таком состоянии? Надо было тебя в деревне оставить и к кровати приковать, чтоб не сбежал.

Я тихонько рассмеялся.

- Это бесполезно, друг мой. Яд Моррани - крайне сильная штука.

- И ты молчал?! Я скажу остальным.

- Не надо, это бессмысленно.

Я не был готов к удару. Мы часто ругались а орком, можно сказать, это наше перманентное состояние, но ни он ни я никогда не поднимали друг на друга руку.

- Ты совсем поглупел к годами, белобрысая твоя морда или это на тебя яд так подействовал? Да какой смысл эту девку спасать, если в место свадьбы похороны играть будем?!
Не знаю, что у тебя в мозгах творится, если еще остались, но если ты думаешь, что мы потащим назад твой хладный труп, ты крупно ошибаешься.

Я не стал спорить, меня снова одолел кашель.

Маленький военный совет в пять минут на тему "как спасти непутевого эльфа и что с ним сделать, после этого". Амадей остался верен своему слову и рассказал остальным.

- У Огира в любом случае должно быть противоядие, раз он заводит себе таких зверушек для охраны. - гном как всегда оставался невозмутим. Эта его черта частенько раздражала, но и не менее часто спасала нас.

- Сколько у нас времени? - Эрик говорит тихо и глухо. Пугающий показатель, говорящий о том, насколько он зол.

- Примерно два часа.

- Значит, у нас есть два часа для того, чтобы спасти Ланику и найти противоядие для Аэриса.
Ты останешься здесь, пока мы не вернемся. Нам не нужны лишние трупы. - от холода в его голосе можно превратиться в айсберг.

У меня не нашлось, что ему ответить. Они ушли, и я остался в компании бесполезного здесь доктора.

Ждать, когда твои друзья рискуют жизнями, очень тяжело. Чувствовать, что с каждой минутой твое тело становится слабее, а ты не пытаешься ничего сделать - еще тяжелее.

В конце концов, я не выдержал. В полной обмундировании я не мог уже толком двигаться, поэтому выскочил из комнаты в простой рубашке с одним мечом. Сумасшествие? Доктор мне так и сказал.

Они могли быть где угодно сейчас. Замок - не лес, здесь нет земли, на которой остаются следы, нет тонких веточек, которые можно сломать при беге. Меня, как падальщика, вела дорожка из трупов и раненых, проложенных нашим оружием. Но все-таки, я бы не нашел их, если бы не та самая жена кузнеца.

Я выскочил из темного коридора как черт из адского котла прямо на их группу, только что успешно разделавшуюся с несколькими охранниками и совершенно справедливо едва не схлопотал арбалетным болтом в лоб. Поглядев внимательно на мою бледную физиономию, она хмыкнула и махнула рукой в сторону коридора, ни о чем не спрашивая и ничего не говоря. Потрясающая женщина. Надо будет ее отблагодарить, если вернусь.

Я рванул в указанном направлении. В коридоре царила подозрительная тишина. У приоткрытых дверей лежали два стражника из личной охраны. Явно поработал топор гнома. А дальше? Ничего. Ни графа, ни ребят. Из комнаты только один выход. Где они тогда?!

На полу - огромный и невероятно сложный узор из причудливых фигур и прихотливо изгибающихся линий. Я наступил на одну из них и, мне показалось, что я падаю в бесконечно глубокую пропасть. Это ощущение пропало через мгновение, когда я осознал, что нахожусь в том же самом кабинете, только значительно изменившемся и приобретшим значительное сходство с алхимической лабораторией. Опомнился я секундой раньше тех, кто там находился. Клинок со свистом пролетел через всю комнату, воткнувшись в плечо Проверяющего, сбив концентрацию и не дав завершить заклятье. Что было дальше, я не помню. Комната закрутилась веселой каруселью и исчезла в темноте.

Очнулся я на кровати в незнакомом помещении, в исподнем и, к моему великому удивлению, привязанный. Мое оружие и одежда были аккуратно сложены рядом, к тому же чувствовал я себя на редкость погано, так что я решил не дергаться и просто подождать.

Через некоторое время в комнату вошла женщина, по-видимому, приставленная ко мне и, увидев, что подопечный проснулся, тут же выбежала прочь. Друзья появились почти сразу. У всех, даже гнома, было такое выражение выражение лица, что рука, даром что привязанная, сама потянулась к мечу.

- Ну здравствуй, покойничек, как самочувствие? - ласково прошипел Амадей, подступая ко мне. Гном покачал головой, повиснув на нем, удерживая орка от кровавой расправы.

- Знаешь, Аэрис, если бы я не знал тебя, назвал бы самоубийцей, - вздохнул он.

Эрик просто молчал, буравя меня злым взглядом.

- Что там произошло? - спросил я, избегая его взгляда.

- Ты там чуть не умер, рожа безмозглая! - у Амадея, казалось, сейчас пар из ушей повалит, но тем не менее он больше не рвался вытрясти из меня душу.

- Ты появился неожиданно, спутав им карты - Кроули, наконец, отпустил орка. - Ловушка была рассчитана на всех нас, но они думали, яд тебя уже или почти убил, поэтому не потрудились ее деактивировать. Когда тебя ударило отдачей, мы думали - все. Но, благодаря этому заклинание исказилось и прикончило Проверяющего, заодно вернув нас в замок. Сейчас графа судит его Величество за запрещенные опыты и завтра на рассвете его казнят. Ланику мы нашли, она сейчас дома.

Дома? Я нахмурился.

- Это сколько я так провалялся, получается?

- Третья неделя пошла.

Ничего себе...

- А противоядие, где вы его нашли? - в том, что Огир добровольно расстанется с ним, у меня были большие сомнения.

- Мы не нашли. Его не существует. - буркнул Амадей. - У Огира был только амулет, позволяющий ими управлять.
Считай, что тебе фантастически повезло, остроухий. Если бы не рикошет, быть бы тебе сейчас зубастым оранжевым шлангом с шариками.

- Ты, эгоистичный, своевольный, безголовый чурбан. Даром, что сто лет скоро, мозгов не заработал и на пять. Вечно лезешь вперед лошади, будто бессмертный. Самоуверенный, самовлюбленный идиот, помешанный на природе, - вдруг заговорил Эрик, сначала тихо, а потом все громче. - Никогда никого не слушаешь и не слышишь, а потом влипаешь в истории. Иногда я тебя ненавижу настолько, что хочется тебя убить голыми руками, когда ты в очередной раз валяешься в постели с пробитой или простреленной конечностью, обожженный или отравленный. Ты не видишь ничего, кроме своих листочков-цветочков и миссий, когда другие, Бездна тебя задери, с ума сходят от беспокойства. Не замечаешь нихгхыра, что ты дорог нам! Мне дорог, идиот! - рявкнул он и, поняв, что сказал, резко оборвал поток слов. В комнате воцарилась тишина, не нарушаемая даже мухами, коих здесь попросту не было.

Я хрюкнул, а потом снова, а потом не выдержал и засмеялся. Нет, не засмеялся, заржал, как заправский жеребец, чихая и катаясь по кровати, на сколько позволяли веревки. По лицу катились слезы, дыхания уже не хватало, а я все не мог остановиться.

- Ты мне.. а ты мне.. тоже.. икхаха.. нет, правда... - когда я, наконец, смог успокоиться, я сказал то, что мучило меня столько времени. - Ты мне дорог. И не просто дорог. Я тебя люблю.

Снова повисло молчание. Я не видел лиц друзей, потому что закрыл глаза. Должно быть, сейчас на них отражается внутренняя борьба, а может, просто отвращение, не знаю.
Тихая, знакомая поступь заставила напряженно застыть. Чего именно ждал, я и сам не знаю, но не того, что меня сейчас сгребут в охапку и попытаются задушить в объятьях.

- Ты знаешь, что я жениться хотел? - фыркнул Эрик мне на ухо, почти оглушив. - Из-за одного вечно рискующего остроухого, глядя на которого, я места себе не находил. Знаешь, сколько я сил потратил для того, чтобы внимание его привлечь? А он все по своим лесам бегал, да во врагов, знай себе, стрелял. Ну, думаю, все, никак, надо хотя бы забыть попытаться, да черта с два. Надо ж было так, а.

Я боялся шелохнуться. Это сон? Или злая шутка разума в отместку за отдачу заклятия? Или грезы отравленного тела? Нет, чужое тепло, крепкие, грубоватые руки, это все настоящее. Я рискнул приоткрыть глаза.. чтобы увидеть две расползающиеся в улыбках физиономии.

- А мы то думали, когда ж до вас дойдет. - посмеиваясь, выговорил гном. Думали, свадьбу расстраивать придется, а оно вон как вышло.

- Знаешь, Аэрис, в нашем племени таких как вы вешают на заборах, но... мы не в нашем племени. Так что, - он сложил руки, как благостный храмовник. - благословляю вас, дети мои, мир вам, да любовь.

С этими словами наглые морды благополучно смылись, оставив нас одних.
Когда я отошел от шока, мой рык, вперемешку с проклятьями, был слышен, наверно, по всему дому. Ох, если бы не веревки... Впрочем ладно, позже они услышат все, что я о них думаю, а пока.. кажется, мне действительно фантастически везет.



 
запись создана: 24.12.2011 в 23:28

@темы: я, сны, оридж, мое творчество

URL
Комментарии
2011-12-25 в 00:11 

Ame Hitogoroshi
[I feel like a monster]
Боги мои, это же шикарно! Мне очень-очень понравилось, и скажу по секрету, я бы даже почитал о них всех чего-нибудь еще. Про миссии например, и про любофф их, естественно х) В общем, не прячь такое от людей, оно того стоит. *подмигнул* Но, то, что я прочитал первым, меня очень радует.=)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная